Воспоминания о Шри Ауробиндо и Матери

Рождённая в Храме

Воспоминания о Шри Ауробиндо и Матери

Рождённая в Храме

Поистине, родиться в храме – это большая редкость. Р. выпало счастье иметь такую исключительную привилегию. В тот день, когда она должна была появиться на свет, её мать, не подозревая о том, что время родов совсем близко, отправилась проведать свою подругу, которая была жрицей в местном храме. Будто сознательная душа Р. взяла на себя руководство и выбрала это святое место для того, чтобы именно здесь появиться на свет.

Мы не знаем, горела ли в храме лампа в момент её рождения, но удивительно то, что по мере взросления, где бы Р. ни увидела горящую лампу, у неё всегда появлялось ощущение, будто она была зажжена в её сердце. С самого раннего детства она устремлялась к Божественному, и всегда искала общества мудрецов и святых, поскольку общение с ними приносило ей радость. Прошли годы и она достигла зрелости, однако Божественное казалось таким же далёким, как и раньше.

В возрасте двадцати двух лет она четырежды соблюдала пост: по четыре, шесть, восемь и девять дней соответственно. Во время постов она лишь пила воду. В последний день четвёртого и заключительного поста этой серии, садху (аскет, давший обет отшельничества и странничества*), который обещал, что придёт, чтобы присутствовать при окончании поста, не явился. Р.сама отправилась к нему с подарками и приношениями. Когда она подносила свои приношения садху, у неё было духовное переживание, но длилось оно лишь мгновенье. Этот опыт заставил её с ещё большим рвением устремиться к нектару Божественного.

В то время они с мужем жили у дяди мужа, который был последователем Шри Ауробиндо и Матери и который разрешал держать в доме только их фотографии, и больше ничьи. Когда Р. смотрела на эти фотографии, она всегда испытывала радостное чувство. Как-то раз она выразила желание посетить Пондичери, но её муж не одобрил этого, сказав: «Те, кто отправляются в Пондичери, больше оттуда не возвращаются». Будто бы будущее уже бросило на него свою тень. Прошло время. У молодой пары родилось трое детей. Однажды двоюродный дядя Р. взял их четырёхлетнего сына с собой в Пондичери. Мальчик был заинтригован тем, как Мать, не поворачиваясь и оставаясь лицом к собравшимся под балконом людям, отходит вглубь балкона после Даршана, и всё время спрашивал: «Почему она так ходит?»

А в 1957 г. настал момент, когда Р. не смогла уже больше отмахиваться от устремлений своей души. Тогда она со своими двумя младшими детьми отправилась к дальним берегам Пондичери. Там возникли определённые трудности, поскольку детей в возрасте до трёх лет в Ашрам не допускали. Она остановилась у друга её мужа и, оставив детей на попечение его жены, сама пошла на Игровую Площадку. Ступив на Игровую Площадку, Р. почувствовала, будто очутилась в раю, и подумала: «Как было бы замечательно, если бы мои дети смогли тут учиться!» и тут она впервые увидела Мать. Глаза её наполнились слезами, её сразу же охватила уверенность, что она стоит перед Божественным. Единственное, что её смутило, это то, что Мать пользуется косметикой. Она никак не могла увязать это с аскетической джайнистской концепцией Божественного. Но это недолго продолжало её беспокоить. После десяти дней пребывания в этом «раю» Р. уехала домой.

Целых шесть лет жила она воспоминаниями об этих чудесных днях. А в 1963 г. она приехала в Ашрам, в свой приют блаженства, во второй раз, вместе с мужем и тремя сыновьями восьми, семи и пяти лет. Совершенно независимо от неё, её старший сын попросил, чтобы его отдали учиться в Международный Центр Образования Шри Ауробиндо, но его отец сказал: «Нет. Чему ты будешь здесь учиться?» Он не придал значения мольбам мальчика, и спустя несколько дней уехал домой. А Р. с детьми осталась и арендовала верхний этаж в одном из домов. Здесь в комнате на стене висел календарь с изображением Матери. В первый же день своего пребывания в этом доме, проснувшись в три часа утра, она увидела, как Мать вышла из календаря. Она подошла к Р. и потрясла её за плечо, как бы для того, чтобы разбудить. Это был чудесный духовный опыт, который наполнил Р. глубоким ощущением счастья. На следующее утро и все последующие дни Мать выходила из календаря, чтобы разбудить её, и опыт, таким образом, обернулся настоящим чудом. Так, будто в счастливой дымке, проходили дни. С радостным замиранием сердца Р. ждала каждого рассвета.

А в это время сын Р. написал отцу письмо, умоляя его разрешить ему учиться в Ашраме, но отец и на этот раз отказал. Р. послала Матери фотографию мальчика, и Мать заметила, глядя на фотографию: «Этому ребёнку следовало бы остаться здесь». Но муж Р. не согласился на это и написал Р., чтобы они возвращались домой. Р. вынуждена была уехать.

Но кто может противиться Воле Божественного? Мать сказала, что сыну Р. следовало бы учиться в школе Ашрама. Вернувшись домой, мальчик так сильно умолял, что его отец вынужден был сдаться. Они посадили мальчика в самолёт, летящий в Мадрас, где его кто-то встретил и посадил в автобус, едущий в Пондичери. А двоюродный дядя Р., который к тому времени уже стал ашрамитом, встретил его на автобусной остановке. На следующий день он встретился с Матерью и был зачислен в Международный Центр Образования Шри Ауробиндо.

Летом Р. приехала в Пондичери. Когда она встречалась с Матерью, она заметила на Матери платье с превосходно сделанной вышивкой. Р. тоже решила вышить платье для Матери. Через своего дядю она узнала необходимые размеры для того, чтобы сшить платье, а затем вышила на нём подсолнухи. В свой следующий приезд она поднесла это платье Матери в день рождения своего сына. Совершив это подношение, с любовью вышитое своими собственными руками, она испытала непередаваемое чувство, будто исполнила свой истинный долг.

Спустя две недели, 9-го мая, она пошла к Матери на свой день рождения. Представьте, какова была её радость, когда она увидела Мать, одетую в платье, которое она для неё сшила. Р. захлестнули эмоции. Она подумала: «Я же умею вышивать. Значит, таким способом я могу делать работу для Матери». Вашудха, глава Департамента Вышивки, поддержала её стремление. Вернувшись домой, Р. с головой погрузилась в это радостное служение; она вышила и отправила Матери множество сари и носовых платков. Но её мужу не нравилось, что она так поглощена работой для Ашрама. Он боялся, что если она будет продолжать в том же духе, то рано или поздно оставит его и уедет к Матери. Когда Р. почувствовала его раздражение и беспокойство по этому поводу, она стала заниматься вышивкой в его отсутствие и тайком отправлять вышитые вещи в Ашрам По мере того, как стремление её усиливалось, увеличивался и объём работы, что создавало ощутимое напряжение в её отношениях с мужем.

В феврале или в марте 1968 г. Р. имела замечательное и в то же время совершенно непостижимое для неё духовное переживание, длившееся пятнадцать дней. Когда её муж уезжал в офис, а Р. садилась за вышивку, перед ней вдруг открывался внутренний мир, и перед глазами проходила её собственная прошлая жизнь, т.е. жизнь в предыдущем воплощении, прошлые жизни её мужа, сыновей и некоторых родственников. Она как бы смотрела фильм, который иногда длился по полчаса, а иногда и по два часа. Она описывала всё, что видела в своём письме к Матери, ничего не скрывая. В тот день, когда она закончила своё письмо, она увидела, что её комната наполнена золотым светом. Письмо она отправила на адрес Х., с просьбой перевести его, поскольку оно было написано на её родном языке, и затем прочитать Матери.

Когда Р.приехала в Пондичери, Х. заметила: «И как это ты смогла всё это увидеть? Мы так долго живём здесь, но никогда не видели ничего подобного». Р. и так была поражена этим переживанием, замечание же Х. ещё больше её озадачило и заставило смутиться. Она сделала альбом с фотографиями всех тех, кого видела в своём переживании и кого узнала в их прежнем облике и испросила разрешения показать этот альбом Матери.

Мать милостиво согласилась на встречу и внимательно просмотрела все фотографии, а когда она закончила, вся неловкость улетучилась из Р., будто её и не бывало. Благословив Р., Мать сказала: «Оставайся здесь». Р. с восторгом согласилась. Но как только в семье узнали о её решении, все тут же примчались в Пондичери, чтобы умолять её вернуться домой. Её муж, что вполне естественно, был так расстроен и рассержен, что даже отказался встретиться с Матерью, когда она пригласила его. Спустя некоторое время, так и не сумев убедить Р. вернуться домой, её отец, сестра и двоюродный брат уехали. Тогда Мать ещё раз пригласила мужа Р. на встречу, и на этот раз он пошел и спросил её: «Разве я не твоё дитя?» «Да, ты моё дитя,» – ответила Мать. «Тогда почему же ты удерживаешь Р.?» – настаивал он. Мать сказала: «Оставайся и ты здесь». «Нет, я, в отличие от неё, не готов к этому, – сказал он. – Мать, отпусти её домой вместе со мной, иначе моя жизнь будет сломана». Тогда Мать спросила: «Где Р.?». «Внизу»,- ответил он. Мать послала Вашудху, чтобы та позвала Р. и сказала ей, когда та пришла: «Он очень сильно любит тебя. Я не могу разбивать это чувство. Езжай домой. Моё благословение всегда прибудет с тобой». Р.пришла в ужас. «Мать! Я не уеду», – сказала она. Тогда Мать положила свою руку на сердце Р. и сказала: «Я всегда здесь, с тобой. Когда я буду нужна тебе, ты всегда найдёшь меня здесь, в своём сердце. Однажды ты привезёшь с собой всю свою семью. Я тебе обещаю». Затем Мать сказала, обращаясь к мужу Р.: «Не препятствуй ей приезжать сюда всякий раз, когда она того пожелает. И пусть она делает всё, что захочет». (Р. до этого писала Матери, что ей всегда приходится испытывать чувство вины за всё, что бы она ни делала). Муж Р. был так счастлив, что пообещал позволять ей делать всё, чего бы она ни пожелала и ездить в Пондичери, когда бы она этого ни захотела. Он сдержал слово, и, по возвращении домой Р. работала день и ночь и заработала на своих вышивках 19.000 рупий, чтобы поднести их Матери.

Р. обычно приезжала в Ашрам, когда у её детей в Бомбее были каникулы. В 1971 г. она написала Матери: «Милая Мать, каждый раз, когда я приезжаю в Пондичери, я останавливаюсь в разных местах. Мне бы хотелось приобрести свой собственный дом. На этот раз вместе со мной приедет мой муж. Я прошу у тебя благословения на то, чтобы муж смог купить для меня дом». Её муж приехал вместе с ней, и они осмотрели множество домов, но ни один из них им не подошел. Наконец, они подошли к одному дому, даже не войдя в который, Р. почувствовала, что хотела бы иметь именно этот дом. Её муж воскликнул: «Ты даже не будешь его осматривать?» «Нет, не буду,» – ответила Р. После обеда, пока Р. спала, её муж пошел и купил этот дом. В этом старом доме не было ни ванной, ни электричества. Но Р., хотя и привыкла к комфорту, всё же смогла в нём жить некоторое время. В 1972 г.этот дом снесли, чтобы на его месте построить другой.

1-го марта 1971 г., перед поездкой в Пондичери, по заказу Р. изготовили усыпанный бриллиантами кулон в форме символа Матери. Считалось, что этот кулон был изготовлен для Р., но в глубине души ей очень хотелось поднести его Матери. Однако, боясь недовольства мужа, она не посмела этого сделать и привезла его назад в Бомбей. 17 ноября 1973 г. она надела его на какое-то время, а потом сняла. В тот момент, когда Мать оставила тело, у Р. было ощущение тяжести на сердце. На следующий день, узнав о том, что случилось, она закрыла дверь и долго молилась, обращаясь к Матери. «Мать ушла, – сказал ей муж, – что ты теперь сделаешь с домом в Пондичери?» Р. была потрясена случившимся. Но затем она подумала: «Ну и что, Мать всего лишь оставила Своё тело». Как бы то ни было, трое членов семьи купили билеты, чтобы лететь в Мадрас. В Ашрам они прибыли 19-го. Мать в своём последнем сне лежала в Зале для Медитаций, и здесь Р. возложила брильянтовый кулон к ногам Матери. Эту ночь она провела в Ашраме, а её муж с сыном отправились к двоюродному дяде.

Ночью, когда Р. сидела перед комнатой Пурани, в видении она увидела своего мужа. Её муж был в ярости. Он кричал на неё: «Зачем ты поднесла кулон?» Р.взмолилась в душе: «Мать! Спаси меня». Когда она это произнесла, то с открытыми глазами увидела, как к ней подошла Мать. Она с любовью положила свою руку на голову Р., а затем исчезла. Р. разрыдалась, но страх перед мужем пропал. Из Здания Ашрама она ушла только после того, как Мать положили в Самадхи. Вечером 20-го, когда она сидела на ступеньках лестницы в Зале для Медитаций, к ней подошел Дьюман и сказал: «Ты поистине счастливая. Кулон, который ты поднесла Матери, теперь с ней».

Ободренная этим известием, Р. пошла к своему дяде и сказала мужу: «Тебе несказанно повезло. Тот кулон, который ты купил для меня, теперь в Самадхи вместе с Матерью. Как нам всем повезло, что она приняла наше подношение!» И тут муж взорвался. Он пришел в ярость и выглядел точно таким, каким она видела его в своём видении за день до этого. Он кричал на Р.: «Почему ты отдала кулон, не спросив меня?» «Я поднесла его, – сказала Р., – но в будущем больше никогда ничего не попрошу у тебя для себя». Вне себя от гнева её муж собрался ехать в Бомбей. Но прежде чем уехать, он пошел поклониться к Самадхи, и там он увидел, что Мать вышла из Самадхи и сказала ему: «Ты разозлился только из-за этой вещицы? Р. поднесла мне свои чувства, а не вещь. Ты получишь намного больше». С этими словами Мать исчезла, а муж Р., немного успокоенный, уехал в Бомбей. Р.горячо взмолилась, обращаясь к Матери: «Как я теперь смогу жить здесь?» Она боялась, что её муж, рассердившись, может отказаться строить их дом. Когда же, спустя несколько дней, Р. вернулась домой, её муж уже не проявлял недовольства, но и не рассказал ей сразу о том, какое видение посетило его у Самадхи. Однако в декабре поехал в Ашрам и жил там шесть месяцев, наблюдая за тем, как идёт строительство их чудесного дома.

Постепенно муж Р. изменился. Мать сказала о нём, что у него чудесное внутреннее существо, но снаружи на него оказывают влияние очень многие внешние факторы. Теперь он так же предан Матери, как и Р., часто приезжает в Ашрам и подолгу там живёт.

Слова Матери сбылись: бизнес мужа Р. стал необыкновенно процветающим, что позволяет ему делать подношения, не стесняясь в средствах.

Р. постепенно пробудила интерес к Ашраму и у всех своих родных и знакомых. В прежние дни её родственники и друзья передавали через Р. щедрые пожертвования. Р. обычно собирала все подношения не пересчитывая, завязывала их в узелок и привозила в Ашрам, Матери. Этот узелок развязывали прямо перед Матерью и пересчитывали его содержимое. Нолини как-то заметил, что Р. очень сильно помогла Ашраму в трудные в финансовом отношении времена. И по сей день она продолжает совершать самоотдачу, пламя разгорается всё ярче и ярче.