Царство Большего Знания («Савитри». Книга II. Песнь 15)

Царство Большего Знания

Книга II. Песнь 15

Неизмеримый миг явления Души растаял,
Вновь возвращаясь в прежние поверхностные сферы
Из тех глубин, куда он погружался, и Время где не наблюдалось,
Услышал Ашвапати снова неторопливый ход часов.
5. Всё то, что было пережито и осознано, осталось позади;
Сам самому себе он стал единственною сценой.
Стоял он в царстве безграничного безмолвия,
Поднявшись над Свидетелем и над его вселенной,
Там ожидая Гласа, что отозвался и создал те миры.
10. Свет окружал его глубокий, совершенный —
То был взгляд вечности с его алмазной чистотой;
Было пустым, лишенным образов, сознание —
Свободным, бессловесным, не понуждаемым ни правилом, ни знаком,
Всевечно удовлетворенным лишь блаженством и существованием;
15. Существование чистое в покое пребывало
В основе голой и бескрайней духа одинокого.
Над сферой Разума поднялся Ашвапати,
Оставив царство красок и теней Природы;
Остановился он в лишенной цвета чистоте собственной сущности.
20. Это была грань духа неопределенного,
Которая могла быть и нулём, и суммою значительной —
Тем состоянием, в котором всё закончилось или всё началось.
Всё было тем, что представляет Абсолют, —
Вершиной высочайшей, откуда дух мог видеть все миры,
25. Обширным явлением покоя, безмолвным домом мудрости,
Уединенной станцией Всеведения,
Трамплином силы Вечности,
Пространством чистым в доме Все-Блаженства.
Здесь появилась мысль, которая выходит за переделы Мысли,
30. И тихий Глас, который наше ухо не может слышать,
И Знание, благодаря которому сам познающий знанием становится,
И та Любовь, в которой любящий с возлюбленным есть одно целое.
Всё пребывало в изначальной полноте, утихшим
И осуществившимся, пред тем, как сотворить смогло бы
35. Прекрасную мечту своих всеобщих действий;
Здесь начиналась жизнь духовного рождения,
Заканчивался здесь для конечного всего неторопливый ход к Бесконечью.
Дороги тысячами врастали в Вечность
Или с напевом устремлялись Туда, чтобы встретить лик Бога неприкрытый.
40. И Знание это освободило Ашвапати от оков;
Он постучался во врата Непознаваемого.
Оттуда, вглядываясь безграничным взором,
Единым с взором сущности его, в глубины собственные чистые,
Увидел он сверкание царств духа,
45. Величие и чудо его творений безграничных,
Силу и страсть, проистекающую из его безмолвия,
Восторг его покоя и его движения и чудо сладкое и в то же время
Интенсивное той жизни, что превосходит бытие простое,
Охват многосторонний нераздельный
50. Предвиденья единого огромного Всего,
Неистощимые деяния духа в непреходящем Времени и том пространстве,
Которое есть его собственная бесконечность.
Чудесное многообразие одной лучистой Сущности,
Что отвечает радостью на радость и любовью на любовь, —
55. Все представляли там собой подвижные обители блаженства Бога;
Извечные и уникальные – Единым Целым они жили.
Там силы длительными вспышками небесной Истины являются,
А все объекты – чистыми духовными обличьями Её,
Дух — более не скрыт от взора собственного,
60. Способность ощущать приносит море счастья,
А всё творение является деянием света.
Из полностью нейтрального молчания своей души
Вошел в поля могуществ и покоя Ашвапати
И там увидел Силы, что стоят над миром,
65. И царства пересек Идеи высочайшей,
И разыскал вершину сотворенного
И всемогущую первопричину космического изменения.
Там Знание его призвало к тем своим мистическим вершинам,
Где мысль содержится в глубоком сокровенном ощущении,
70. И ощущение это плывет через моря покоя,
И видение становится вне досягаемости Времени.
Приравненный к провидцам изначального творца,
Сопровождаемый всеобщим откровением Света,
Прошел он через царства трансцендентной Истины
75. Неизмеримой, обращенной внутрь, безоговорочно единой.
Тот путь был его собственного духа протяжением;
Избавленный от вымыслов ума, теперь ход в будущее время
Из прошлого сквозь настоящее не озадачивал его;
И этот Времени поток неотвратимый и непрерывный —
80. Течение долгое Его проявленного направления — хранился
Во взгляде духа одном, обширном и внимательном.
Космическая красота свой лик явила:
Наполненные глубиной, невидимые смыслы,
Нашедшие приют за нечувствительною маской формы,
85. Раскрыли Ашвапати свою бессмертную гармонию
И дали ключ к волшебной книге обыденных явлений.
В своём объединяющем законе открыто проявились:
Многообразие масштабов силы всетворящей,
Технические методы, употребляемые Геометром Мира,
90. То волшебство, которое поддерживает ткань вселенной,
И магия, лежащая в основе всех образов обычных.
На тех высотах, где Тишина с безмолвным сердцем слушает
Циклические ритмы катящихся миров,
Он службу тройственному Пламени провёл.
95. На стыке сна и транса находясь,
Услышал он невысказанный вечный глас Реальности,
Который пробудил зов откровения мистический,
И место отыскал, где Слово родилось нежданное и безошибочное,
И пребывал, в лучах небесной интуиции купаясь.
100. Избавленный от рабских связей сна и смерти,
Он оседлал молниеносные моря космического Разума
И пересек могучий океан первоначальной звуковой вибрации ;
Приблизившись в конце концов к небесному началу,
Пройдя по узкой кромке, вплотную с угасанием,
105. Вблизи границ высоких вечности,
Взошел на гребень золотистый мира сновидений он
Между погибельным огнем и пламенем спасительным;
Затем добрался он до полосы той Истины, что неизменна,
К границам прикоснулся Света несказанного
110. И трепет ощутил в присутствии Невыразимого.
Увидел над собою он, как пламенеют Иерархии,
И крылья, что объяли сотворенное Пространство,
Хранителей с глазами-солнцами и золотого Сфинкса,
И восходящих уровней ряды, и непреложных Повелителей-Богов.
115. Там мудрость заседала в ожидании Всеведения,
Безмолвная, в пассивности глубокой;
Она не отмеряла, не судила и не стремилась разбираться,
Но лишь выслушивала пеленою скрытую, всевидящую Мысль
И тот рефрен, что нёс спокойный трансцендентный Глас.
120. Достиг вершины Ашвапати всего, что познано быть может:
Его взгляд охватил без колебаний и основание, и верх творения;
И тройственные небеса ему явили свои пылающие солнца,
А темный первозданный Хаос уклад свой безобразный обнажил.
Всё, кроме окончательной Мистерии, стало его полем деятельности,
125. Непознаваемое немного приоткрыло ему свой край.
В нём стали проявляться безграничья его сущности,
К нему воззвали скрытые вселенные;
И вечности воззвали к вечностям,
Издалека передавая своё послание безгласное.
130. Возникшие из чудодейственных глубин,
Воспламенившиеся на сверхсознательных высотах,
Струившиеся кольцами горизонтальными огромными,
Миллионы сил соединились, становясь Единым.
Всё, что измерить было невозможно, влилось в единственное море:
135. Живые виды стали состоять из крошечных Его жилищ .
Теперь Панергия , которая гармонизировала жизнь,
Держало существо любое под полным управлением своим;
Стал Ашвапати частью этой всеобщей абсолютной Силы.
Он жил по воле собственной в Луче сознания, не забывающем об Истине.

140. В том царстве, где неправда не может появиться,
Где всё – различно, и всё – едино,
В безбрежном океане самого Безличного
На мирового Духа якоре стояла Личность;
Она испытывала трепет от могучих действий Силы Мира,
145. Её деяния дружескими были безграничному спокойствию Всевышнего.
Здесь тело, являясь знаком земного существа и приложением величья,
Власть передало самой душе —
Энергии бессмертной средоточие, устойчивая форма
Обширной и бесформенной волны космичности,
150. Сознательное острие всей мощи Трансцендентного,
Которое из материала мира высекает совершенство,
Оно в себе отображало смысл вселенной.
Сознание напоминало ткань переплетенную, единую;
Далекое и близкое было единым целым в пространстве духа,
155. Мгновения порождали время.
Мысль вскрыла маску сверхсознания,
Идея двигала симфониями взгляда,
А взгляд стал вспыхнувшим броском отождествления;
Жизнь человека стала чудесной прогулкой духа,
160. А чувство – некою волной вселенского Блаженства.
И в это царство силы и света Духа
Вошел он заново рожденным, младым, не знающим границ,
Как если б прибыл из лона бесконечья
И вырос с мудростью извечного Дитя;
165. Он стал неким простором, который вскоре превратился в Солнце.
Безмолвие великое, наполненное светом, шептало что-то его сердцу;
Его познание сути собственной смысл уловило непостижимый,
А внешний взор его не ограничился недолгим кругозором:
Во всём он обнаружил и ощутил себя, его взгляд силу получил.
170. Он пообщался с Непередаваемым;
Его друзьями стали существа с сознаньем шире его собственного,
И ближе ему стали формы, сделанные глубже, тоньше,
И вне покрова Жизни с ним побеседовали Боги.
И существо его взросло вблизи вершин Природы.
175. Первоначальная Энергия его в свои объятия заключила;
Его мозг был окутан неодолимым светом,
А его сердцем овладело всеобъемлющее знание:
Земной ум овладеть не мог той мыслью, что возникла в нём,
Взыграли в нём такие Силы, что нервы смертного не выдержат.
180. Он разглядел Сверхразума секреты
И испытал восторг божественной Души.
Как житель царства, граничащего с царством Солнца,
Приученный к гармониям небесным,
Творение связал он со сферою Предвечного.
185. Конечные аспекты его природы приблизились к высотам абсолютным,
Его деяния в себе отобразили движения Богов,
А его воля ухватила вожжи вселенской Силы.

Конец Песни пятнадцатой

Рубрика «Савитри» Шри Ауробиндо

 

Читать Дальше:

Курс Английский через Савитри
Краткое Содержание Савитри Шри Ауробиндо

Принять Участие:

Интегральное Саморазвитие