Древний Египет! (Временной Туннель)

ГЛАВА 6.
Древний Египет!

ВРЕМЕННОЙ ТУННЕЛЬ

Свами Криянанда

На следующее утро мальчики вернулись из времени в безвременную зону.  Гензель ждал их там – конечно же, терпеливо, поскольку (как он сказал), «не было никакой задержки, по поводу которой можно было бы проявлять нетерпение».

– Я давно хочу вас кое о чем спросить, – сказал Бобби, – но все время забываю. Мой вопрос состоит в следующем: что это за гул, который мы слышим всякий раз, когда проходим через временной туннель? Как я сказал Донни, когда мы вошли в него в первый раз, этот гул показался мне почти живым!

-В каком-то смысле он и есть живой,  – ответил Гензель. – Видишь ли, «субстанция», из которой состоит все сущее – это сознание. Наука пока еще этого не знает, но я открыл эту истину в своих путешествиях в будущее. В наши дни ученые все еще настаивают на том, что единственной реальностью является то, что мы можем увидеть и почувствовать: все, что имеет вес, размеры и до чего можно дотронуться. «Материя не может быть ни создана, ни уничтожена» – вот лозунг, который они провозглашают на каждом углу. Но чего они не знают, так это того, что материя, вообще-то, может быть преобразована – в энергию! Через несколько лет они взорвут атом и превратят его в энергию. А со временем обнаружится, что энергия – это всего лишь вибрация мысли. Еще несколько столетий спустя они обнаружат, что мысли, в свою очередь, являются вибрациями сознания – что сознание присутствует во всем. На самом деле, правильнее будет сказать, что сознание и есть все, а не просто присутствует во всем. Вибрации сознания произвели все то, что мы знаем как существование. Читать далее

Возвращение! (Временной Туннель)

ГЛАВА 5.
Возвращение!

ВРЕМЕННОЙ ТУННЕЛЬ

Свами Криянанда

На следующий день они снова вынырнули из туннеля в своих световых сферах. На этот раз, однако, они прошли через него спокойно и без какого-либо страха. Их новый друг уже поджидал их там. Как только они растворили свои свето-временные сферы, они тут же поприветствовали его.

– Как долго мы отсутствовали? – спросил Бобби.

– Всего минуту или две, – ответил их новый друг. – Я не успел соскучиться!

– Простите нас, – извинился Донни, – но вчера столько всего произошло, что мы забыли спросить, как вас зовут.

– Я Гензель, – ответил молодой мужчина. – Это звучит более дружелюбно, нежели Ганс.  – Он с улыбкой протянул им по очереди правую руку для рукопожатия.

– А где вы так хорошо научились говорить по-английски, Гензель? – спросил Донни.

– В Америке. Я провел там с отцом два года и ходил там в школу.

– Жаль, мы не смогли познакомиться с вашим отцом! – вежливо сказал Бобби. Читать далее

Первый Шаг (Временной Туннель)

ГЛАВА 4.
Первый Шаг

ВРЕМЕННОЙ ТУННЕЛЬ

Свами Криянанда

Они вошли в туннель. Первое, что они заметили, когда подальше углубились  в него, был низкий гудящий звук, идущий ритмичными импульсами откуда-то снизу (особенно, казалось, снизу) и со всех сторон. На лице Донни (внутри туннеля начал медленно разгораться свет, что давало возможность заметить  выражение его лица) отразилось недоумение.

– Откуда здесь может быть этот гул? В этих руинах не может быть электричества.

– Сомневаюсь, что электричество здесь вообще когда-либо было, – заметил Бобби, – даже до того, как это место превратилось в руины. Я имею в виду, вдали от всего, в этом примитивном …?

– Ты, наверное, хотел сказать первобытном…

– Ну хорошо, первобытном лесу, – поправил  Бобби, желая угодить брату.

-Или может быть, ‘первозданном’? Я прочитал это в какой-то книжке.

– Хорошо, хорошо, – сказал Бобби. – Как скажешь. Ну и дока же ты в словах!

– Что ж, вопрос, однако, в том, откуда может исходить этот пульсирующий звук?

– Это мне немного напоминает двигатель огромного океанского лайнера, – воскликнул Бобби. Они уже неоднократно пересекали на корабле Атлантический океан. Читать далее

Чем дальше, тем интереснее (Временной Туннель)

ГЛАВА 3.
Чем дальше, тем интереснее

ВРЕМЕННОЙ ТУННЕЛЬ

Свами Криянанда

На следующий после поездки в Брашов день Донни и Бобби, соблюдая полную секретность в отношении своих планов, готовились к повторной вылазке в лес, к развалинам. Подойдя к фрау Вайдис, Донни попросил её (стараясь скрыть своё волнение и, разумеется, обращаясь к ней по-немецки):

– Не могли бы вы дать нам с собой на прогулку бутерброды? Мы не планируем вернуться к обеду.

– И куда же вы собираетесь отправиться? – спросила фрау Вайдис, тоже, конечно, по-немецки; но мне не нужно вам об этом говорить, ведь вы и сами прекрасно знаете, что люди не везде говорят по-английски!

– О, – ответил Донни, глядя в окно с притворным безразличием, – мы просто хотим углубиться на небольшое расстояние в лес. Здесь неподалеку есть ручей, и мы подумали, что сможем найти место, где искупаться. (И это, подумал он, действительно «небольшое расстояние» по сравнению с тем, как далеко они ехали на автомобиле в Брашов. И, – продолжил он эту мысль – мы сможем остановиться на короткое время, чтобы искупаться в ручье. Донни был правдивым ребенком и всегда тщательно взвешивал свои слова, чтобы убедиться, что он не говорит неправду – даже если полный смысл его слов не всегда доходил до других! В конце концов, у взрослых своя реальность, обычно очень отличная от детской). Читать далее

Все становится еще таинственнее (Временной Туннель)

ГЛАВА 2.
Все становится еще таинственнее

ВРЕМЕННОЙ ТУННЕЛЬ

Свами Криянанда

– Фрау Вайдис, – спросил на следующее утро Донни владелицу гостиницы, – вы знаете что-нибудь о развалинах в лесу?

– О развалинах? – с материнской улыбкой ответила по-немецки женщина средних лет. – Нет, там не может быть никаких развалин. В окрестном лесу нет никаких домов, а значит, нет и развалин.

– То, что мы видели, не дом. Больше похоже на научную лабораторию. И это определенно развалины.

– Там ничего подобного быть не может, – твердо ответила фрау Вайдис. – Поблизости никогда ничего такого не было. Возможно, вы наткнулись на старый сарай.

Донни ничего на это не сказал. Через некоторое время на улицу следом за Донни вышел старик, сидевший рядом с ними в холле во время этого разговора.

– Слыхал про графа Дракулу? – спросил он.

– Дракула по-румынски означает «дьявол», – ответил Донни. – Но я никогда не слышал о человеке с таким именем.

Читать далее

Вылазка в Трансильванский Лес (Временной Туннель)

ВРЕМЕННОЙ ТУННЕЛЬ

Сказка для всех возрастов

СВАМИ КРИЯНАНДА

С любовью посвящаю эту книгу памяти
моего брата Бобби,  Джона Роберта Уолтерса

ГЛАВА 1.
Вылазка в Трансильванский Лес

Донни и Бобби были двумя американскими мальчиками, родившимися в Румынии, потому что их отец работал там в американской нефтяной компании. Жили они в небольшой коммуне под названием Телеажен, недалеко от города Плоешти, и часто ездили на отдых в маленькую деревушку под названием Тимиш, расположенную в отдаленных Карпатских горах Трансильвании между городами Предял и Брашов.

Вплоть до этого момента история, что я рассказываю, чистая правда. А что же дальше? Хотелось бы мне думать, что и дальше так же, и если вы тоже предпочитаете так думать, почему бы нам с вами просто не притвориться, что так оно и есть?

В 1935 году, в конце июня, Донни и Бобби были на отдыхе в Тимише. Донни было в то время девять лет, а Бобби – семь, хотя он очень громко и твердо утверждал, что реальный его возраст – «семь с половиной»! Они остановились  в гостинице у Вайдисов, где условия проживания были несколько примитивными (умываться приходилось из жестяных кастрюль, стоящих на деревянных рукомойниках; теплую воду приносили из кухни). Но мед там был вкуснее, чем все, что вы когда-либо пробовали. Читать далее

Тао

Афоризмы для Томимой Жаждой Рыбы

Тао

* * *
По сути,
Нет никакой разницы между
Чувством отделённости и неудовлетворенностью
Это потому, что
Чувство одиночества и отделенности является
Изначальной причиной неудовлетворенности.

* * *

Мысли вторгаются подобно
Незваным гостям на празднестве.
Незамеченные и некормленые
Они уходят.

* * *

То, что многими зовется покоем,
Является попросту отсутствием беспокойства.
Истинный покой не может быть потревожен;
Он существует за пределами досягаемости беспокойства.

* * *

Видимости обманчивы.
Распространенная точка зрения заключается в том,
Что существует внутренний наблюдатель,
Наблюдающий внешний мир;
Один находится отдельно от
Другого.
Видимости обманчивы.

* * *

Когда Здесь становится
Повсюду и
Сейчас становится
Всегда,
Тогда твоя цель достигнута.

* * *

Когда ты захвачен
Красотами на поверхности океана,
Бездонность его глубин
Остается незамеченной.

 

Читать далее

Намеренное изменение – никакое не изменение вовсе

Намеренное изменение – никакое не изменение вовсе

В процессе индивидуального изменения, несомненно, произойдет и коллективное изменение. Индивидуум и коллектив не являются чем-то раздельным, противостоящим друг другу, хотя некоторые политические группы пытаются разделить их и заставить индивидуума подчиниться так называемому коллективу.

Если бы мы только могли разложить по полочкам всю проблему изменения целиком – каким образом  изменение индивидуума осуществляется и что оно за собой влечёт – то тогда, возможно, самим актом слушания и участия в обсуждении этого вопроса, смогло бы произойти изменение, не требующее вашего волевого усилия. Для меня намеренное изменение, изменение вынужденное, посредством дисциплины и соответствия, не является изменением вовсе. И хотя интеллектуально вы можете легко согласиться с этим, уверяю вас, что постичь действительную природу изменения, не обусловленного никакими мотивами, совсем непросто.

Кришнамурти “Книга Жизни”, 26 октября.

Читать далее

Кришнамурти

Возможность Смены

Возможность Смены

У вас может быть отличное от других тело, не похожее ни на кого лицо, другое имя и семья, но внутренняя структура вашего ума по существу обусловлена обществом,  и поэтому вы не являетесь индивидуальностью. Нет никаких сомнений, что только ум, не обремененный обществом, со всеми вытекающими  последствиями, может быть достаточно свободен для того, чтобы открыть  что есть истинно  и что есть Бог. В противном случае  всё, что мы делаем – это просто снова и снова повторяем катастрофу; в противном случае нет никакой возможности для той революции, которая принесет совершенно иной мир. Мне кажется, что именно это является единственно важной вещью – не то, к какому обществу, к какой группе или  к какой религии вы должны или не должны принадлежать, что теперь становится ребячеством и инфантилизмом, но то, что вы должны выяснить для себя, может ли ум быть полностью свободен от всех наслоений, обычаев, традиций и поверий, и потому быть достаточно свободен, чтобы найти то, что истинно.  Тогда только  мы сможем быть творческими человеческими существами.

Дж. Кришнамурти,
Амстердам 1955г.

Читать далее

Бхагавадгита

Духовный символизм Махабхараты (Комментарии Парамаханса Йогананды)

парамаханса йогананда

Эпические повествования о Кауравах и Пандавах

Комментарии Парамаханса Йогананды к Бхагавадгите.

Читателю Бхагавадгиты нет необходимости знакомиться со всей грандиозной и насыщен­ной символами Махабхаратой (частью которой является диалог Кришны с Арджуной). Однако, дабы понять, что именно Вьяса хотел сказать своими аллегориями, надо иметь представление об основных действующих лицах и событиях этого эпоса.

Повествование Махабхараты начинается с периода, отстоящего от времени Кришны и Арджуны на три поколения — с правления царя Шантану. Первой супругой Шантану была Ганга (персонификация великой реки). Она родила восьмерых сыновей, но первые семь были брошены ею в священные воды Ганги. Восьмым родился Бхишма. В ответ на мольбы супруга Ганга оставила сына жить в этом мире, а сама погрузилась в речные воды и растворилась в них. Через некоторое время Шанту женился на Сатьявати, от которой у него было два сына: Читрангада и Вичитравирья. Оба они не оставили потомства — один погиб неженатым, а о смерти второго скорбели две вдовы, Амбика и Амбалика.

 До встречи с Шанту Сатьявати была дочерью рыбака. Она настолько пропиталась запахом рыбы, что никто не хотел даже находиться с ней рядом — не говоря уже о сватовстве. Сжалившись над рыбачкой, по­движник Парашара не только наградил ее сыном (которого мы знаем под именем Вьяса), но и превратил исходивший от Сатьявати неприятный запах в благоухание лотоса. Таким образом, по матери Вьяса был братом Вичитравирьи.

В древности, если царь умирал, не оставив наследников (как Вичитравирья), обычай возлагал обязанность продления царского рода на брата покойного. Для этой цели и был призван Вьяса, от которого Амбика родила Дхритараштру (слепого от рождения), а Амбалика — Панду. Дхритараштра женился на Гандхари, которая, ввиду слепоты своего мужа, закрыла свои глаза повязкой и на протяжении всей остав­шейся жизни разделяла со своим супругом окружавший его мрак. У них было сто сыновей, старший из которых (Дурьодхана) правил в качестве регента при своем слепом отце. Еще одного сына Дхритараштре родила его вторая жена, Вайшья.

Читать далее